Воскресенье, 24.09.2017
Главная
Регистрация
Вход
  Expromt-Klassika-Quartett
Вы вошли как Гость | RSS
Навигация
Категории
Музыкальные детективы [40]
Юмор [6]
Вход
Главная » Статьи » Музыкальные детективы

Детектив "Три загадки для Марго" - Глава 32. Поиски Кати

Глава 32. Поиски Кати

Мы уже минут двадцать сидели в кабинете у Алекса вчетвером, пили крепкий кофе и решали, как мы будем разыскивать Катерину. То, что та могла взбрыкнуть и уехать, куда глаза глядят, отмели сразу. Слишком уж это не похоже на порядочную и добросовестную девушку, коей она, по нашему глубокому убеждению, являлась.

– Может, Катя поехала другим поездом? – предположила я. – Мы все подумали, что она приедет утром, а её нужно ждать только днём. Могла ведь в общежитии переночевать, а утром уехать.

– Но ведь она сказала своей маме, что приедет утром, – возразил Алекс. – Мама Кати уверена, что ничего не перепутала. Сейчас она очень волнуется. Говорит, что с Катей никогда ничего подобного не случалось.

– Надо ехать на место и разбираться! – подхватился Стас.

– Не факт, что она там,  – охладил его пыл Гоша. – Она могла не уехать вообще, или сойти раньше, или пропустить свою остановку.

– Надо слетать на вокзал, узнать, покупала ли она билет, – не смутился деятельный Стас.

– Сейчас только одиннадцать часов утра. Надо дождаться, пока пройдут все поезда, на которых она теоретически могла уехать, – 
Гошка попытался внести конструктивную ноту.

– Чем скорее мы узнаем, на чём она уехала, тем меньше будет волноваться её мама, – возразил Стас. Да и Алекс не железный, – он махнул в сторону друга, нервно крутившего в руке очки и механически перекладывавшего бумаги на столе.

– Давай заглянем в общежитие, узнаем, ночевала она там или нет, – предложила я Гошке. Тот кивнул.

– Хорошо. Мы едем в общагу, Стас – на вокзал. Когда что-то выясним – созваниваемся.

– Давайте я съезжу в общежитие, – вмешался Алекс. – Вы и так потратили на мои дела кучу времени. И вам действительно надо отдохнуть.

– Мы туда – и на озеро! Фигаро тут, Фигаро там! – успокоила я его. – А ты работай, работай. И думай о хорошем!

Наконец-то, здание, в котором произошло столько событий, осталось позади. Гошка уселся за руль моего Пежо, а я позвонила, наконец, Наталье.

– Маргоша, ну почему ты не звонишь! – чуть не плакала Натка. – Я уже чего только не передумала! Делать ничего не могу, всё из рук валится, на детей рычу…

– На детей не рычи, они не виноваты! Рычи уж лучше на меня.

– Не могу я на тебя рычать! Я позвонила, снял Гошка и сказал, что ты упала в обморок и они ждут «неотложку». Что я после этого должна думать!? Где ты сейчас? В больнице?

Похоже, Гошка как-то плохо «доложился». Ну ладно, выяснение отношений можно оставить и на потом. Сейчас надо любой ценой успокоить подругу, – тем более, что мы едем пока не домой.

– Наталья, со мной действительно всё в порядке. Сейчас мы с Гошей собираемся ехать на природу, – у него сегодня отгул. Я лучше в тенёчке полежу, отдохну, – всё лучше, чем в кровати валяться.

– А отчего с тобой обморок случился? – бдительно продолжала вопрошать Натка.

Я решила не лгать, но и не вдаваться в подробности.

– Представляешь, Гошкина машина случайно загорелась. Его в тот момент внутри не было. Но я-то об этом не знала! Из-за того, что бежала к выходу, когда его вытаскивали. Ну, вот и разволновалась…

– Маруська! Не темни! Машины случайно не загораются! – не повелась Натка. – Что-то у тебя, как в песне про околевшую кобылу получается: «А в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо!».

Да уж, барон Мюнхгаузен из меня никудышный… Как-то туманным осенним утром мы с Натальей волоклись на первую пару, которой была история музыки. Туман оказался таким густым, что здание нашей «консы», в смысле, консерватории, в сорока шагах почти не просматривалось. Мы никогда не были двоечницами или прогульщицами, но в то утро настроение наше лучше всего описывалось четырьмя словами: «работать ваще не прёт!».

– А давай сделаем вид, что там ничего нет, и пойдём мимо! – махнула я рукой в сторону консы. – Типа мы с тобой в тумане затерялись!

Моё деструктивное предложение было на ура воспринято верной подружкой. Здание «альма матер» окончательно растворилось в тумане за нашей спиной. Мы провели упоительное утро, наслаждаясь пряным запахом опавшей листвы, шуршавшей под ногами, подставляя щёки напоённому осенним туманом ветерку и любуясь на неясные очертания набережной. Город неохотно просыпался, а мы уходили всё дальше и дальше, – туда, где за крашеными деревянными заборчиками буйно цвели осенние георгины – ярко-лимонные и вишнёвые, где пахло яблоками, и из-за каждой калитки доносился собачий лай…

Ближе к обеду мы зашли в консерваторию за инструментами. Естественно, что первым же, кто нам повстречался, была преподавательница истории музыки.

– И где же вы пропадали, милые барышни? – строго осведомилась она.

Я открыла рот, на ходу изобретая подходящую отговорку, но преподавательница, смеясь, меня перебила.

– Не пытайтесь оправдываться! У таких, как вы, никогда не получается врать и прогуливать. Так что даже и не начинайте, – всё равно попадётесь!

Да уж, искусство заговаривать зубы не относилось к числу моих талантов даже на заре туманной юности…

После десяти минут пререканий с Наткой, перемежаемых клятвенными обещаниями явиться домой к обеду, каждый час звонить и сообщать новости, разговор удалось закончить. Я глянула вперёд и обнаружила, что Гошка уже выруливает на Старовиленскую.

Привлечённая ласковым весенним солнышком, молодёжь высыпала из душных комнат на улицу и отчаянно резалась в волейбол. Светлана обнаружилась в самой гуще событий. С лёту подрезав посланный мяч, девушка обернулась, заметила нас, и замахала рукой. Гошка коротко гуднул и припарковал «Пежошку» на противоположной стороне улицы. К нам уже во всю прыть неслась раскрасневшаяся Светлана.

– Ой! А Катя Вас разве не нашла? – возбуждённо зачастила она, забыв поздороваться

– Не понял, – вмешался Гоша, – она, что ли, в городе?!

– Ну да, – кивнула Света, – час назад была здесь…

– Вообще-то Катя вчера пообещала маме, что приедет, и её там ждут и волнуются, – подключилась я.

– А ночевала она в общежитии? – попытался уточнить Гоша.
Светлана отвела взгляд.

– Наверное… Я точно не знаю. Кажется, видела её издалека вчера вечером…

– Давай-ка без вранья, – Гошка строго глянул на Светлану. – И подруге поможешь, и сама неприятностей избежишь. Её с минуты на минуту в розыск объявят, а ты тут юлишь.

– Да чес-слов, не знаю я ничего! Я на кухне её мимоходом встретила, когда чайник забирала! Мы с Катькой и поговорить-то толком не успели. А где она сейчас ночует, я без понятия… она ж замужем! Всё, что знаю, уже давно Вам рассказала, – Светка жалобно посмотрела в мою сторону и шмыгнула носом.

– Так куда, говоришь, она могла податься? – вмешалась я.

– Говорила, что обязательно вас разыскать хочет, – оживилась Светлана, – в театр, в школу забежать собиралась… В общем, будет на всех работах искать, наверное…

– Так мы, что ли, по всему городу за сбрендившей девицей бегать должны?!! – взорвался Гошка. – Всё! Я звоню Славе, и пусть ориентировку на неё отправляет!

– Ой, не надо! – дружно заголосили мы вместе со Светкой.

– Она же не преступник сбежавший! Она сама найдётся! – Светка умоляюще уставилась на Гошку своими чёрными глазищами.

– Давай в театр заедем сейчас! Это же на соседней улице, – поддержала я. – Давай хоть что-нибудь сами выясним.

Гошка неожиданно сменил гнев на милость. Через семь минут мы уже въезжали на служебную парковку театра, примыкавшую к живописному скверику. Все без исключения окна служебных помещений, – гримёрок, цехов, репетиционных залов, – выходили на сторону скверика и парковки. Поэтому можно сказать, что в нашем театре все обо всех всегда всё знают. Сейчас это будет очень кстати, – я уверена, что если Катя сюда заходила, мне обязательно сообщат обо всех её действиях, передвижениях и словах.

***

Оставив Гошку дышать свежим (ну, может, и не совсем свежим – центр города, всё-таки) воздухом, я направилась к служебному входу и толкнула тяжёлую резную деревянную дверь. Родной театр встретил меня щемящим, терпким ароматом закулисья – неповторимым коктейлем смешивающихся запахов старого дерева, крепкого кофе, запылившихся портьер, и Бог знает чего ещё.

Около вахты обнаружилась пританцовывающая от нетерпения Розалия Михайловна.

– Маргариточка! Это он?! Какой мужчина! – ликующее контральто Розалии Михайловны гулко раскатилось по холлу.

Вахтёрша и гардеробщица разом навострили уши.

– Ко мне тут девушка не забегала? Молоденькая такая? – проигнорировав вопрос и заинтересованные взгляды, спросила я.

– Была, была девушка. Интересовалась, не на работе ли вы, – вступила в разговор вахтёрша, – где-то минут сорок назад заглянула. Вежливая такая девушка, интеллигентная очень..

– Видела я твою девушку, – вмешалась Розочка, не выносившая, когда кто-то другой оказывался центром Вселенной. – И не только видела, а ещё и парой слов перекинулась. Пойдём, дорогая, а то кофе остынет.

Окинув победным взглядом поверженных тёток,  Розалия подхватила меня под локоток и повлекла в своё «логово».

Я вяло попыталась сопротивляться.

– Не могу, Розалия Михайловна, меня ждут.

– Пускай подождут, им это полезно! – пресекла мои возражения Розочка. – Настоящая женщина, моя девочка, должна быть капельку стервой… мужчины не ценят, когда ты в них целиком растворяешься.
Розалия Михайловна заслуженно считается в нашем театре экспертом по сердечным делам. Вот уже пять лет она безумно  счастлива в третьем браке. Два прежних мужа Розалии живут с детьми за границей . С бывшей женой они поддерживают самые тёплые отношения, – с шикарными подарками ко всем праздникам, совместными поездками на отдых, и шумными, многочисленными «семейными советами». «На нашу Розочку сердиться просто невозможно!», – в один голос заявили родственники, когда подзадержавшаяся с отъездом «Розочка» вдруг представила семье «Сашеньку» – своего третьего избранника, нашего театрального художника по свету, ровесника её старшего сына. Сашенька был принят в лоно большой, дружной семьи, уезжать они с Розочкой так и не захотели, и, как тёплое солнышко, освещают наши театральные будни.

Больше всего на свете Розалия любит раскладывать пасьянсы и пить кофе. К кофе у неё всегда имеются «рафаэллочки», запас которых регулярно пополняют её постоянные поклонники. Вначале Сашенька с недоумением отнёсся к тому, что даже после их свадьбы поклонники никуда не делись, но потом привык. Зато Розочка по-сумасшедшему ревнует его к девушкам-звукооператорам, работающим в соседней кабинке под куполом театра… Вот из таких «мелочей» и складываются гармоничные, счастливые семьи.

​______________________________________________________

Читать дальше

Категория: Музыкальные детективы | Добавил: musikanten (28.10.2015) | Автор: Надежда Милованова
Просмотров: 299 | Теги: Детектив
ПОИСК
ЗАКЛАДКИ

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ДЕТЕКТИВ

Читать детектив 




Expromt-Klassika-Quartett © 1997-2017